ПЕРВЫЙ ПИЛОТ-ПАРИТЕЛЬ СССР
Монография - Были крылатой горы. Часть I

Виктор Владимирович Гончаренко

Все права на цикл рассказов "Были крылатой горы" принадлежат сыну В.В. Гончаренко Юрию Викторовичу Гончаренко.
Копирование, перепечатка и другое использование материалов возможно только при наличии разрешения владельца - Ю.В. Гончаренко

Рабочий день начальника Вторых всесоюзных планерных испытаний Сергея Владимировича Ильюшина начинается задолго до восхода солнца. Целый день всякие хлопоты, большие и малые. Их много. Тут и забота о размещении и питании участников, и техкомовские дела, где он, как и в прошлом году, один из авторитетнейших специалистов по допуску планеров к полетам.

Да что техком? Даже питьевая вода - целая проблема. На гору ее приходится возить в бочках аж из под Старого Крыма. Много ли ее навозишь на такую ораву?!

И все-таки, как только начинаются полеты, Сергей Владимирович спешит на старт, где разворачиваются главные события.

- Сергей Владимирович! - встречает его возбужденный и какой-то весь празднично сияющий любимец Шура Яковлев, - Видали? Константин Константинович Арцеулов на своем "Икаре" уже больше часа летает! Прошлогодний рекорд продолжительности полета Юнгмейстера уже перекрыл! Вот здорово!

- Да ну? - улыбается Ильюшин приятной новости, пошаривая глазами вдоль склона и отыскивая в небе знакомый силуэт "Икара".

Новый планер Арцеулова, который по его чертежам построили участники Одесского планерного кружка, напоминает прошлогодний А-5, но имеет целый ряд усовершенствований, отчего стал более летучим и устойчивым в воздухе.

Собравшиеся на старте участники состязаний тоже не спускали глаз с "Икара". Но особенно поражало летное мастерство самого Арцеулова. Он словно чувствовал каким-то шестым чувством невидимые восходящие потоки и изящно скользил в них вдоль горы, "облизывая" отроги и проскакивая на скорости овраги, где потоки завихрялись и планер могло "посыпать" вниз. "Икар" летал над горой на высоте 25 - 30 метров так уверенно, словно у него был какой-то бесшумный мотор. Вот он в дальнем конце горы сделал разворот на 180 градусов и стал приближаться к старту.

- Красиво! - восторженно вздохнул Шура Яковлев, - Как орел!

- Да, как настоящий Икар! - услышал он рядом юный голос, не скрывающий восхищения, и обернувшись, увидел саратовского паренька Олега Антонова, с которым уже успел познакомиться. Олег сразу же приглянулся ему своей неистовой влюбленностью в авиацию и необычайным трудолюбием. Целыми днями возился он возле своего "Голубя", стараясь привести его в летное состояние. Конечно, чувствовалось, что "Голубь" мог бы быть лучше, если бы Олег Антонов строил его с помощью консультаций опытного инженера-конструктора. Ведь Сергей Владимирович Ильюшин постоянно помогал Шуре и словом и делом. Но Шура тем не менее сразу разглядел в "Голубе" несколько интересных новшеств и идей, которые вызвали в нем невольное уважение к этому саратовскому пареньку. "Голубь" имел оригинальный фюзеляж, был хорошо скомпонован, выдавая дальний замысел его конструктора: в случае удачи, на планер можно было установить мотоциклетный мотор и превратить его в легкомоторный самолет.

- Олег! - позвал Шура Яковлев, - Что там стоишь в одиночестве? Подходи ближе, будем болеть за Арцеулова вместе! - и спросил Ильюшина:

- Сергей Владимирович, вы уже знакомы? - кивнул он на застенчивого Олега.

- А-а, товарищ Антонов? Как же... Видел его "Голубя" - и протянул Олегу руку, - Становись рядом, будем вместе смотреть и учиться... Знаете, для будущего летчика и конструктора здесь целая академия - смотри, перенимай лучшее, отбрасывай ненужное, сравнивай. Думаю, что следующий аппарат у каждого из нас будет лучше. Не так ли?

Олегу даже жарко стало. Откуда Сергей Владимирович Ильюшин знает его мысли? Как угадал, что он теперь ни о чем другом и не мечтает, как научиться летать и стать настоящим авиаконструктором?

Арцеулов на своем "Икаре" пронесся над ними, красиво развернулся и слегка подскользнув на крыло, сел точно у посадочных знаков.

- Ого! - воскликнул Шура Яковлев, - Один час семнадцать минут летал! Новый рекорд Советского Союза!

Не торопись с рекордами, - спокойно остановил восторженного Шуру Ильюшин, - На этих состязаниях их будет много. Это только начало. Вот увидите. А Константин Константинович действительно молодец! Он, как и в прошлом году, личным показом подает молодежи пример, дескать, вот как надо, теперь слово за вами...

На старте поднялась суматоха. Все кинулись поздравлять Арцеулова с новым успехом, пожимали руки, кто-то бросился даже качать его.

- Друзья, не теряйте времени, - отшучивался Константин Константинович, - Быстрее в воздух! Поток хорошо держит!

На старте сразу стало оживленно и шумно. Допущенные к полетам на Узун-Сырте планеры спешно выстраивали в очередь на взлет. Здоровяки из стартовой команды дружно отсчитывали шаги, и ширококрылые птицы одна за одной ныряли со склона в воздух. Не всем с первой попытки удавалось "зацепиться" за поток. Некоторые планеры выскакивали из него, теряли высоту, садились в долине.

- Вот видите, - поучал Константин Константинович молодых пилотов, готовящихся к старту, - не допускайте такую ошибку, не идите после взлета по прямой, так легко выскочить из потока. Сразу же разворачивайтесь вдоль склона, как бы ложитесь на поток, тогда он вас будет поддерживать...

Над Коклюком появились орлы. Они удивленно посматривали вниз, на скопление народа, на необычные крылатые чудища, которые оторвавшись от горы, поднимались все выше и выше в небо. Орлы были высоко и планеристы завидовали им.

- Вот бы и себе так! - вздохнул Олег, показывая на орлов.

- Что, молодой человек, - услышал его Арцеулов, - летать хотите?

- Да он, по всему видно, только полетами и бредит! - ответил за него Шура Яковлев, раскланиваясь с Константином Константиновичем, - Да пока не на чем учиться. Его "Голубь" раскис в пути под дождям, пока не очень рвется в высоту.

- Не унывайте, молодой человек, - ободрил Константин Константинович, - все еще впереди. Не полетел "Голубь", другой планер наверняка полетит. У меня тоже первый не полетел. "Икар" - уже шестая по счету конструкция. Вот берите пример с Шуры Яковлева. Он в прошлом году вместе с Анощенко испытывал "Макаку", а в нынешнем привез с друзьями планер собственной конструкции. И знаете - перспективный.

Шура от такой похвалы просиял, как маков цвет, а Олег внимательно слушая Арцеулова, который говорил с ним, как с равным, в душе клялся себе, что он непременно будет строить новые планеры, которые будут летать не хуже, а может, и лучше нынешних рекордных машин.

- Константин Константинович, - подошел Ильюшин, - поздравляю вас с блестящим полетом. Что же вы дальше не летали, если потоки хорошие.

- Да вот, - махнул рукой Арцеулов на кучу планеров у подножия Коклюка, - некогда. Надо облетать эти аппараты, дать им заключение. Конструкторы волнуются, просят.

- Ну что ж, спасибо за помощь, желаю успеха!

- Не за что! - смущенно сказал Арцеулов, - Дело-то общее... Ну, извините, я пошел.

И он зашагал к планерам из периферийных городов России, где его, волнуясь, ждали как "главного испытателя".

Очередной летный день слета набирал силу. В небо взмывали все новые и новые планера.

Полеты закончились лишь с заходом солнца.

Перед отбоем дежурный по лагерю объявил: "Выходи на построение!"

Участники слета выстроились перед палатками, впереди своих планеров, гадая, для чего бы это такое всеобщее построение.

Но долго гадать не пришлось.

- Равняйсь! Смирно! - раздалась зычная команда над горой, - Товарищ начальник Вторых всесоюзных испытаний! Участники состязаний построены на торжественную линейку!

Ильюшин выслушал рапорт дежурного и в тишине торжественно прозвучал голос:

- Товарищи участники всесоюзных планерных испытаний! Слушай приказ!

Негромкий голос Ильюшина в тишине катился над Узун-Сыртом, над седыми ковылями и, казалось, поднимался до самой вершины Коклюка.

А Сергей Владимирович торжественно читал простые и четкие слова приказа.

- ... За особую красоту и продуманность полета летчику Арцеулову Константину Константиновичу первому в СССР присвоить звание "пилот-паритель"!

Олег Антонов и Шура Яковлев стояли в разных концах линейки. Но услышав эти слова, оба они, как бы в едином порыве не выдержали и звонко закричали "Ура"!. Закричали и тут же осеклись с перепугу: "Что скажет строгий начальник состязаний на такое нарушение дисциплины в строю?"

Впрочем, оба тут же успокоились и продолжали дальше кричать звонкое "Ура-а!", потому что не только они, а весь строй, десятки молодых голосов радостно кричали "Ура!”, приветствуя первого пилота-парителя Советского Союза.

Константин Константинович неловко переминался с ноги на ногу, укоризненно поглядывая на Сергея Владимировича Ильюшина, всем видом давая понять, что рано еще, мол, не заслужил он такой чести и вообще...

 

Федерация СЛА

Фотогалерея

Знаете ли Вы, что...

Перед выполнением маневра рекомендуется посмотреть в сторону поворота, чтобы не услышать о себе и своих предках много интересного

Кто здесь?

Сейчас 68 гостей онлайн

Где я?

Главная страница Были крылатой горы. Часть_I ПЕРВЫЙ ПИЛОТ-ПАРИТЕЛЬ СССР

Статистика

Просмотры материалов : 1289658