Интервью с Чемпионом Украины по дельтапланерному спорту 1999 года Сергеем Дробышевым Печать
Будем знакомы
01.12.2009 10:25

ДРОБЫШЕВ Сергей Владимирович. Город Киев, фирма "Аэрос". Летает с 1979 года, налет - немерянный, точно больше 1000 ч (с учетом налета на мотодельтапланах и парапланах), но 1500 наверное еще нет.

ДробышевСергей Сергеев: "Когда, где и на чем ты впервые полетел?"
Сергей Дробышев: "В Москве, на Трикотажке. Аппарат был ну, очень страшный! Капроновый "Рогалл" с четырьмя фанерными латами".

Сергей Сергеев: "Это был маевский аппарат?"
Сергей Дробышев: "Это был дельтаплан Миши Тетюшева. Миша построил аппарат, первый дельтаплан в МАИ, и ушел в армию. А Вадим Какурин его извлек и использовал для обучения нашего коллектива".

Сергей Сергеев: "Я слышал, что ты сразу полетел, без пробежек, без подлетов или это легенда?"
Сергей Дробышев: "Да - это легенда! Мы два дня честно отбегали, а потом я пришел на гору - там никого из наших не было. Какие-то хлопцы летали на этом аппарате, которых я вообще не знал. Подошел и говорю: "Можно мне полетать?" На что они ответили: "Мы сейчас сходим в магазин за колбасой и молоком, а ты пока полетай". Они ушли, их не было часа два. Они пришли, а я уже сделал около 10 полетов".

Сергей Сергеев: "Сверху?"
Сергей Дробышев: "Ну, да!"

Сергей Сергеев: "Свой первый полет ты помнишь?"
Сергей Дробышев: "В общем-то, да. Если в первый день мы бегали, на второй день я два раза упал на старте, т.е. полета не получилось, то в тот день, о котором я говорил, действительно самостоятельно полетел, причем, когда никого рядом не было".

Сергей Сергеев: "Так ты научился летать без инструктора?"
Сергей Дробышев "Нет. В принципе, нашим инструктором был Вадим Какурин. Он у нас был самым опытным, больше всех успел полетать. Вадим начал раньше, до института, когда еще жил в Березняках".

Сергей Сергеев: "Ты начал летать в дельтаклубе МАИ?"
Сергей Дробышев: "Не было тогда еще дельтаклуба МАИ".

Сергей Сергеев: "Как? Даже дельтаклуба тогда не было?"
Сергей Дробышев: "Был просто аппарат, на котором маевцы учились летать. Дельтаклуб был создан в 1982 году. По крайней мере, был официально зарегистрирован. Почти все, кто научился тогда летать: Какурин и вся наша компания - были организаторами дельтаклуба МАИ".

Сергей Сергеев: "В дельтаклубе МАИ ты начал делать дельтапланы, конструировать, строить?"
Сергей Дробышев: "Ну, в принципе, в дельтаклубе МАИ лично я сделал только два аппарата, т.е. собственной конструкции. Но участвовал в постройке всех аппаратов".

Сергей Сергеев: "Что за аппараты были твоей конструкции?"
Сергей Дробышев: "Я сделал "Корсар" - мой первый аппарат с плавающей поперечиной, а вторым был "Полигон". На его базе ребята сделали несколько удачных конструкций".

Сергей Сергеев: "Это был первый аппарат с плавающей поперечиной в МАИ?
Сергей Дробышев: "Да. С закрытой плавающей поперечиной".

Сергей Сергеев: "Ты сам учился делать дельтапланы или были люди, у которых ты учился строить плазы, рассчитывать каркас? Как это все происходило?"
Сергей Дробышев: "Сначала мы сделали "SК-2", по чертежам, которые сделал А.П.Грушин, нарисовали детали, в общежитии раскроили парус, шили тоже сами. Так что, учились мы на том, что сами делали. "Содрать" что-то готовое, как известно, старый студенческий принцип. После "SК" мы сделали еще один аппарат, который назывался "Фазан". Это был результат коллективного творчество, хотя в принципе, это был тот же "SК". У него был чуть больше угол при вершине и смотрелся он более современным аппаратом. Летал он чуть лучше, чем "SК", был более приятным. Вот так потихонечку от простого к сложному и шли. Потом у нас был год, когда наступил пик нашего творчества. Костяк клуба был практически на одном конструкторском и спортивном уровне, поэтому каждый делал для себя свой аппарат. Сразу несколько дельтапланов оказались достаточно удачными, как мне кажется до сих пор".

Сергей Сергеев: "Ты помнишь свои первые соревнования?"
Сергей Дробышев: "Первые соревнования были в 1980 году, это был Чемпионат Латвии".

Сергей Сергеев: "Где он проходил?"
Сергей Дробышев: "На Юце. Мы там были на сборах, в это время там проходил Чемпионат Латвии и мы приняли в нем участие. Я занял второе место, первым был Володя Мираков".

Сергей Сергеев: "Какие упражнения тогда разыгрывали?"
Сергей Дробышев: "Точно была цель. Наверняка были вешки какие-нибудь. Давно это было - не помню. Там я впервые встретился с киевлянами: Сашей Омельчуком, Юрой Антонюженко, Сергеем Волченко".

Сергей Сергеев: "Юца тогда была очень популярна?"
Сергей Дробышев: "Не говори! Там собирался почти весь Союз. Приезжали дельтапланеристы со всех сторон, каждый москвич считал своим долгом съездить на Юцу".

Сергей Сергеев: "А Чемпионаты Москвы тогда уже проводились или нет?"
Сергей Дробышев: "Было что-то, но Чемпионатами Москвы они тогда не назывались. Я уже не помню точно, а вот в 1981 году были уже какие-то соревнования. Официальные Чемпионаты Москвы начались в год I-го Чемпионата Союза, который прошел в Кызыле. На Чемпионате была сборная Москвы. В составе сборной были маевцы и Михаил Гохберг. В команде РСФСР были еще москвичи - Жеглов, Кареткин, Лепехин. Женя Иванов ездил, кажется за МАП".

Сергей Сергеев: "Как выступила ваша команда?"
Сергей Дробышев: "Мы заняли командное 3-е место и личные результаты тоже были хорошие. Какурин и я, кажется, вошли в десятку".

Сергей Сергеев: "Маршрутных полетов тогда не летали?"
Сергей Дробышев: "На первых соревнованиях конечно летали через вешки. Была цель. Было такое упражнение: ставили две вешки и между ними делали максимальное количество восьмерок. Довольно интересное упражнение - в нем я занял второе место. У меня был очень маневренный аппарат - "Корсар", слишком хорошо управлялся. Сейчас я понимаю, что наверное он был неустойчивым по крену, но тем не менее - он мне позволил занять призовое место".

Сергей Сергеев: "А когда ты попал в сборную Союза?"
Сергей Дробышев: "После первого Чемпионата Союза".

Сергей Сергеев: "Сразу после Чемпионата попал в сборную Союза?"
Сергей Дробышев: "Точно не помню, как это было. После этих соревнований мы, кажется, были сначала кандидатами в члены сборной. Мы - это Какурин, Калинин, Латкин и я".

Сергей Сергеев: "Пока ты учился в институте - какие у тебя были спортивные успехи?"
Сергей Дробышев: "Точно был призером Чемпионата Москвы, может еще где-то - сейчас трудно сказать".

Сергей Сергеев: "В какой момент ты приехал в Киев и попал на фирму Антонова? Как это вообще произошло? Ты сам изъявил желание или тебя нашли?"
Сергей Дробышев: "Дело было в том, что к тому моменту мы были уже хорошо знакомы с Друкарем, Чирвой и Омельчуком. По окончанию института я был распределен в Ульяновск. Зная, что в Крыму есть Женя Зозуля и Кузнецов Саша, которые организовали сильный дельтаклуб, попросил у них вызов на распределение в феодосийский НИИ АУС. Но я не смог туда распределиться. Тогда я обратился к Вите Друкарю. Они вместе с А.Н.Дашивцом подошли к О.К.Антонову и взяли вызов на КМЗ. Уже тогда я сообразил, что во всех этих делах вопросы решают конкретные люди и не пошел сразу в Министерство авиапромышленности, а пошел к нашему ректору института. У нас, т.е. дельтаклуба МАИ, с ним хорошие были отношения. Он, так сказать, курировал нас. Прихожу, говорю: "Так мол и так, Андрей Иванович. Хочу заниматься дельтапланами в КБ О.К.Антонова". Прямо в кабинете ректора все было решено. Он позвонил в МАП, с кем-то там переговорил и сказал, чтобы я бегом туда ехал и отдавал документы. Через неделю я был распределен в Киев".

Сергей Сергеев: "В отделение СЛА ты попал, когда оно было уже сформировано?"
Сергей Дробышев: "Нет. В то время это была еще группа создания дельтапланов (ГСД) в ОКБ Антонова. Это был 1983 год, я приехал и попал в группу, когда она только создавалась. Правда, имела уже свое помещение - две комнаты в переходе (на КМЗ старый и новый конструкторские корпуса соединены между собой переходом, в котором есть несколько комнат, первоначально предназначавшихся под хозяйственные нужды, но постепенно переоборудованные под кабинеты - прим.ред.). По тем временам это было круто. Из известных пилотов там уже работали Витя Друкарь, Валера Покотилов, Сергей Марчевский, Сергей Гришенчук".

Сергей Сергеев: "Ты подключился к работе по "Славутичу-УТ" или сразу приступил к "Спорту - 5"?
Сергей Дробышев: "К "УТ" я не имел никакого отношения. Когда я пришел, то участвовал в доводке первого "Спорта", мы с Гришенчуком его облетывали. С первым "Спортом" были определенные проблемы. Это был первый аппарат, на котором я штопорил практически до земли. Никогда не ожидал такого от дельтаплана. До этого я в такие ситуации никогда не попадал. Я штопорнул - полный виток там точно был, повис на деревьях. Потом мы с Серегой были в Крыму - долго пытались научить аппарат летать. Наконец мы решили делать свой аппарат, т.е. переделать его максимально, сколько можно. Так появился "Спорт-5" в том виде, который знают почти все".

Сергей Сергеев: "Вы от чего-то отталкивались, или обобщили опыт, который был тогда доступен?"
Сергей Дробышев: "В общем-то, была определенная база и какие-то соображения. Рисовал парус Серега, так как он больше в это дело вник. Я был так - на подхвате. А пошили мы его, уже будучи на "Чайке", т.е. когда отделение СЛА переехало на "Чайку". Обшивку шил я, как швея-мотористка. Сделали вместе с Гришенчуком каркас".

Сергей Сергеев: "А сколько было вариантов С-5, пока он в серию не пошел?"
Сергей Дробышев: "Не было вариантов, один был "Вариант" - и все! (смеется). ("Вариантом" называли модификацию С-5, которую сделал Дробышев в единственном экземпляре. - прим.ред.) Сделали аппарат в феврале 1984 года, У-28, по-моему. Все. Глобальных изменений после этого не было".

Сергей Сергеев: "По моим ощущениям они были настолько все разные, эти дакроновые аппараты".
Сергей Дробышев: "Дакроновые аппараты были достаточно близкими, кроме одного, из красного дакрона - того, на котором летал Друкарь. Красный С-5 был какой-то странный, а все остальные были, в принципе, похожи. Из всего, что мы облетывали, только этот был какой-то непонятный".

Сергей Сергеев: "А когда пошли лавсановые С-5?"
Сергей Дробышев: "Лавсановые пошли гораздо позже. Сначала я сделал "Спорт-Вариант", хотя, я не знаю, можно ли его назвать вариантом С-5. Он был другим и по каркасу и по обшивке. На нем после меня много народа перелетало".

Сергей Сергеев: "На этом аппарате ты, кажется, первый раз за рубеж поехал, в Венгрию?"
Сергей Дробышев: "Нет. В Венгрии я первый раз был, когда учился в МАИ".

Сергей Сергеев: "У вас была возможность сравнить С-5 с фирменным "Азуром"? На "Тайфунах" тогда почти все киевляне полетали. "Тайфун" на "Чайке" появился до или после С-5?"
Сергей Дробышев: "До С-5. Когда я приехал, "Тайфуны" уже были в Киеве. Очень приятный был аппарат. А на "Азуре" фирменном полетать не довелось".

Сергей Сергеев: "После С-5 пошла череда аппаратов: С-7, С-9, С-11, С-13?"
Сергей Дробышев: "Тут немножко путаница вышла. Дело в том, что когда Витя Друкарь сделал первый "Спорт", был сделан еще маленький вариант - 11-метровый, на котором Хесин летал. "Мини-спорт" он назывался. Потом мы с Гришенчуком пытались что-то сделать на базе "С-5". Но не получилось у нас. К тому времени у нас появились "Мейджики". Эти английские дельтапланы мы в свое время обмерили. Переосмыслили. После полетов на "Мейджиках" решили сделать новые аппараты, так и появились: С-7, С-9, С-11, но я в этой работе уже не участвовал, потому что пошел на стройку МЖК. Работая на стройке, сделал практически новый аппарат, который не был похож на предыдущие (но очень напоминал дельтаплан Wills Wing НР - прим.ред.)"

Сергей Сергеев: "А ты до этого дельтапланы Wills Wing живьем видел или только в журналах?"
Сергей Дробышев: "Только в журналах. Собирал информацию по картинкам. Зимой 1987 года я завершил делать новое крыло. А потом заболел воспалением легких и уехал на Чемпионат Мира, в Австралию. Аппарат остался лежать в Киеве необлетанным. На Чемпионате Мира я летал на аппарате Х-9 Сутягина. В Австралии я живьем увидел WW НP. Когда я оттуда приехал, немного перешил нижнюю поверхность у аппарата и поехал на сборы в Ямполь. Там я его и облетал. Аппарат был очень хороший. По тем временам замечательный был аппарат! Некоторое время он назывался С-13".

Сергей Сергеев: "Я помню, как ты почти в первом полете набрал 600 метров и летал туда-сюда, когда мы прыгали вниз".
Сергей Дробышев: "Меня он очень удовлетворял".

Сергей Сергеев: "Это был первый аппарат, у которого стиль управления был другой - необходимо было больше работать по тангажу?"
Сергей Дробышев: "Да, аппарат был совершенно другой, но это не мешало ему быть приятным. Крылья, которые мы начали делать серийно, назывались уже С-15 и С-14. В названии не было привязки к порядковому номеру модели, а имелась ввиду площадь крыла".

Сергей Сергеев: "Параллельно с этим ты занимался моторным крылом Т-2? Это была твоя конструкция или это тоже было коллективное творчество? На каком этапе ты подключился к теме Т-2?"
Сергей Дробышев: "Получилось так, что когда в отделении СЛА формировалась конструкторская бригада, нужен был ведущий конструктор по моторному крылу. Олег Белоус назначил меня, вот я и занимался сопровождением моторного крыла".

Сергей Сергеев: "Т.е. ты был ведущим конструктором по Т-2?"
Сергей Дробышев: "Конструкция Т-2 была моей частично. В результате дебатов была навязана огромная площадь крыла. Бригада аэродинамиков хотела сделать крыло площадью 27 квадратных метров. Я хотел делать 18 - 19 метров. В результате, после долгих торгов, сошлись на 21. Мне тогда было 26 лет и не хватило авторитета настоять на более разумной цифре".

Сергей Сергеев: "На моторных крыльях ты сам научился летать?"
Сергей Дробышев: "Первый полет на моторном аппарате я сделал в 1981 году. Это был аппарат Пети Грушина. Крыло "SК-2", без каких либо переделок или усилений. Ну, я взлетел, сделал круг и сел почти нормально. На посадке нужно было выключить двигатель, а я немножко промазал, съехал с полосы и попал в высокую траву, где у меня оторвались привязные ремни и я снес переднюю стойку. Это был первый мой полет на мотодельтаплане. Никаких комплексов после неудачной посадки у меня не было и второй полет я сделал на мотодельтаплане Михаила Гохберга. Он с ребятами сделал свой аппарат с крылом "Мойес Макси". Вот это был весь мой опыт. В принципе, проблем не было. Я считал себя вполне состоявшимся пилотом моторного аппарата. В Киеве я начал летать на тележке М-2, которую сделали в дельтаклубе КМЗ. Вот тогда действительно появился какой-то опыт".

Сергей Сергеев: "А в каком году вы с Гришенчуком выиграли первый моторный чемпионат МАП?"
Сергей Дробышев: "МАП мы выиграли в 1985 году".

Сергей Сергеев: "Вернемся к нормальным дельтапланам. После С-15 был "Сталкер"?"
Сергей Дробышев: "Как я уже говорил, тот аппарат, который я сделал, назвали С-13, но затем мы его модифицировали. Поменяли раскрой, сделали так называемый, "вдоль обтекателя". Всего было сделано два С-13, а потом сделали аппараты из голландского тяжелого дакрона, с расцветкой нижней поверхности под советский флаг, с серпом и молотом. Собственно это были уже С-15, которые предназначались для сборной Союза. Немножко повозились с их регулировкой, но потом летали на них все время и с огромным удовольствием. Затем сделали первый С-14".

Сергей Сергеев: "Который украли из ангара в Ходосовке?"
Сергей Дробышев: "Да, украли, мы его даже не успели облетать. А уже в 1991 году, осенью, мы сделали первый "СЛ" (Спорт Люкс), с боковой трубой, подобной С-15, на нем пытались летать даже. Леша Судак с Гришенчуком собирались поехать на нем в Японию, но поездка сорвалась и слава Богу, потому что аппарат был еще "сырой" - немного качался, раскручивался в спирали. Потом поехали с ним в Ямполь. Привезли новые боковые трубы из 60х1, после нескольких полетов поменяли боковые трубы и он... нормально полетел. После Ямполя я сделал себе аппарат уже с учетом всех доработок, которые были на первом "СЛ" и поехал с ним, это был уже 1992 год, на соревнования. Это был очень удачный год для меня. В январе-феврале удалось полетать в Бразилии. Потом в мае был Чемпионат Украины в Белоканах. Пока были тренировочные дни я его довел, настроил. На "Украине" погоды не было, а потом был Кубок Союза. Для меня этот Кубок был весьма удачным, я занял 2-е место после Бондарчука (С-15), а Гришенчук был третьим (С-15 Браво). Осенью в Казахстане я выиграл Чемпионат Союза, во многом благодаря новому аппарату. Я без страха уходил на самые рискованные переходы, зная, что никто не сможет удержаться на хвосте".

Сергей Сергеев: "А когда ты спроектировал "Сталкер"?
Сергей Дробышев: "Сталкер" пошел уже в "Аэросе" в 1993 году. Это была дальнейшая разработка "СЛ"-а, которая была где-то лучше, где-то хуже. "СЛ" был лучше на посадке и в потоке. "Сталкер" имел преимущество в скорости".

Сергей Сергеев: "После "Сталкера" был "Стелс"?
Сергей Дробышев: "Это уже современная история и все ее знают и помнят. Начинали с незначительных доработок "Сталкера" и через пару лет получили "Стелс" в том виде, в котором его все знают".

Сергей Сергеев: "А какова история создания "Стрейнджера"? На базе чего он делался и какие идеи были в нем заложены?"
Сергей Дробышев: " Начался он с моторного крыла, которое мы сделали в отделении СЛА на базе С-14. Там мы его понемногу доводили, а когда начался "Аэрос", мы использовали опыт, полученный при работе с этим аппаратом. Внесли изменения по каркасу, по парусу. Получилось немного другое крыло. Мы использовали все, что наработали на том аппарате и воплотили новые идеи. Так появился "Стрейнджер".

Сергей Сергеев: "Стрейнджер" - твое первое, полностью самостоятельно спроектированное моторное крыло?"
Сергей Дробышев: "Наверное, да".

Сергей Сергеев: "Почему все аппараты фирмы "Аэрос" начинаются на букву "С"?
Сергей Дробышев: "Не знаю, так получилось".

Сергей Сергеев: "Ты сейчас в соревнованиях летаешь на Stealth 14 KPL2. Чем тебе аппарат нравится, а чем нет? Ты знаешь его сильные и слабые стороны?"
Сергей Дробышев: "Во-первых, от каждого нового аппарата ждешь и надеешься, что он будет управляться лучше, чем предыдущий. В принципе, все дело в управляемости, всегда хочется, что бы аппарат управлялся мягче, легче, быстрее, что бы как можно меньше замечать управление. А чем меньше замечаешь управление, тем лучше. На моем аппарате это почти удалось. Во-вторых, скоростные характеристики. Диапазон скоростей от минимальной до максимальной должен быть как можно шире и на любой скорости дельтаплан должен контролироваться пилотом. Тут тоже все в порядке. Хотелось бы улучшить посадочные характеристики, хотя лично у меня нет проблем с этим".

Сергей Сергеев: "Сейчас сложилась ситуация, что с легкой управляемостью появляются проблемы у пилотов, которые имеют небольшой опыт полетов на современных аппаратах. Что ты думаешь об этом?"
Сергей Дробышев: "Дело в том, что появляются проблемы у пилотов, которые до этого летали на достаточно грубых аппаратах и они пытаются те же приемы управления применить к новому аппарату. Те же "Стелсы" управляются легко и не терпят грубиянов. К облету нового типа дельтаплана надо подходить осторожно и внимательно: начинать с простых метеоусловий, простого и знакомого места старта, простых условий на посадке. Пилот должен полностью сконцентрироваться только на том, чтобы понять аппарат: как он управляется, как реагирует. Главное, чтобы не было амбиций, что я мол, крутой пилот и могу летать на любых аппаратах. Каждый аппарат имеет свой характер, даже норов, и к каждому аппарату нужно привыкать. Я не думаю, что это проблема управляемости конкретного аппарата. С управляемостью как раз все нормально. Мне кажется, что ее можно еще улучшить".

Сергей Сергеев: "Сергей, ты один из самых опытных дельтапланеристов и мотодельтапланеристов, можешь ли ты сказать, качества пилота-испытателя - это что-то у людей врожденное или их можно приобрести со временем?"
Сергей Дробышев: "Я себя крутым испытателем не считаю. Я просто достаточно хороший настройщик аппаратов. У меня есть свое мнение - каким аппарат должен быть и я достаточно хорошо чувствую крыло. Поэтому стараюсь подтянуть аппарат до того уровня, который должен быть по моим ощущениям. У меня хорошо развито чувство взаимосвязи с аппаратом. Я его стараюсь почувствовать с первых секунд полета. Мне кажется, что есть люди, которым это дано от природы. Это у них есть и даже не надо специально воспитывать. Вот, допустим, Серега Семенов - он обладает в принципе этим чувством. Начав летать в "Аэросе", он имел небольшой летный опыт, но тем не менее, аппарат чувствует очень тонко, может сказать, что в нем не так, т.е. дать оценку аппарату. А есть пилоты, которые летают практически на всем, но не могут сказать ничего об аппарате. Они летают очень много, должны были бы воспитать в себе чувство аппарата, но оно не появляется. Вот и получается, что не все опытные пилоты достаточно разборчивы в этом деле. Они летают на любом аппарате и любой аппарат для них хорош. Может быть для них это и хорошо, но настроить аппарат такой пилот не сможет".

Сергей Сергеев: "Какую амуницию ты используешь: подвеску, приборы, пр.?"
Сергей Дробышев: "Подвеска - прототип "Рейсера", с внутренним контейнером для парашюта".

Сергей Сергеев: "Чья идея была спрятать парашют вовнутрь?"
Сергей Дробышев: "Идея была моя, а техническую часть полностью сделал Олег Овчаренко. Я просто показал место: "Вот сюда можно спрятать парашют". А Овчаренко воплотил его в материале. Это было совместное творчество".

Сергей Сергеев: "А прибор?"
Сергей Дробышев: "Прибор - "Brauniger competition". Этот прибор хорош во всех отношениях. У меня к нему претензий нет".

Сергей Сергеев: "А GPS?"
Сергей Дробышев: "GARMIN GPS II Plus, с картой. Прибор очень приятный во всех отношениях. Я не думаю, что он может меньше, чем многие другие приборы такого типа. Мне кажется, что он даже выделяется на их фоне. Он лучше других приспособлен для использования в воздухе. Да что там говорить, все летают с "Garmin"-овскими приборами. Я не видел у пилотов других приборов, кроме "Garmin"-ов".

Сергей Сергеев: "Вернемся к подвескам. Сейчас все пытаются убрать выступающие части из потока. Насколько это оправдано? По твоим субъективным ощущениям: идет какая- то добавка к скорости или к качеству аппарата, когда пилот летит в такой аэродинамической подвеске?"
Сергей Дробышев: "Ну естественно! Дело в том, что на максимальной скорости качество аппарата сильно зависит от Сх, а пилот является составной частью летательного аппарата, причем самой необтекаемой частью. Поэтому, чем меньше будет его сопротивление, тем больше скорость будет достигнута на этом аппарате. Ранее на переходах я проигрывал Бондарчуку только из-за того, что угол наклона подвески был не оптимальным".

Сергей Сергеев: "А хотелось бы тебе иметь аппарат еще лучше, подвеску еще лучше?"
Сергей Дробышев: "Ну конечно! Все хотят иметь все самое лучшее, но в безопасных пределах. Я не зря уточняю про безопасные пределы, потому что те же Румер и Гидо летают на аппаратах, которые нельзя считать безопасными (правда, у Гидо больше запас по устойчивости), хотя многие считают их лучшими".

Сергей Сергеев: "Ты имеешь ввиду продольную устойчивость, а по прочности? Гидо уже два раза разрушал дельтапланы в воздухе и бросал парашют".
Сергей Дробышев: "Дело в том, что у Румера точно так же троса подходили к середине боковых стоек как и у Гидо, просто Румер не делал петли. Отношение к полетам у Румера другое. Он паритель. А Гидо - он относится к пилотам, которые делают все".

Сергей Сергеев: "А есть какие ни будь новые проекты спортивных аппаратов или моторных? Когда "Аэрос" сделает новый клубный аппарат?"
Сергей Дробышев: "Я думаю, что к новому сезону мы постараемся доделать дельтаплан клубного класса. В принципе он есть уже, мы на нем полетали, в сумме остались довольны его характеристиками, но требуются некоторые доводки, чтобы сделать его комфортным и приятным. Рабочее название - "Фан", сделан на базе "Стелса", только попроще. Продолжаем "вылизывать" KPL - резервы еще есть и постараемся их использовать. Сейчас мы делаем новое моторное крыло на замену "Стрейнджеру", облетываем, надеемся, что он будет таким, каким мы хотим его видеть. Надеемся, что он будет управляться еще лучше чем "Стрейнджер" и иметь больше диапазон скоростей".

Сергей Сергеев: "Крыло будет конкурентоспособным с крыльями Air Creation и Cosmos?"
Сергей Дробышев: "Надеюсь, что будет".

Сергей Сергеев: "Вопрос о жесткокрылах. Как ты оцениваешь - это случайный всплеск или новая ветвь эволюции? Насколько эти крылья можно относить к дельтапланам?"
Сергей Дробышев: "Я думаю, что в том, что этот тип аппаратов получил распространение, большая заслуга фирмы "Flight Design", которая провела очень большую работу по его рекламной раскрутке. Они его сделали и убедили всех, что он хорош. Это большой плюс фирме, которая способна такое провернуть. В принципе, я считал, что такой гибрид между планером и дельтапланом - это не есть нормально, не есть хорошо. Я думал, что крылья типа "Экстази" - нечто промежуточное, но оказалось, что оно очень жизнеспособно и даже составило конкуренцию классическому дельтаплану. Я до сих пор считаю, что если есть жесткое крыло, то должно быть аэродинамическое управление, кабина, должен быть легкий планер. Причем такие мысли не только у меня, это мнение многих других. Тот же Румер сказал, что он будет летать на этом аппарате, когда будет нормальное аэродинамическое управление, а на гибриде он летать не собирается".

Сергей Сергеев: "А тебе хочется на таком полетать?"
Сергей Дробышев: "Мне тоже больше нравится вариант планера - классический. Хотя, в принципе, я понимаю, почему на этих аппаратах сейчас летают. Я так понимаю, что выигрыш прежде всего в том, что у них меньше снижение в потоке. В потоке они потихонечку выигрывают, даже не смотря на то, что летают с большим радиусом, что создает определенные проблемы в смешанной группе. Они летят не настолько широко, чтобы крутиться снаружи и не настолько узко, чтобы остаться в одном кругу с дельтапланами. Что я заметил в Италии - они явно менее чувствительны к турбулентности. Они более стабильны. Когда дельтаплан достаточно сильно треплет, они чувствуют себя значительно лучше. Может именно ощущение, что их не так сильно ставит и нравится пилотам, которые их выбрали. На посадке проблем у них не меньше, а может и больше, что бы не говорили их приверженцы".

Сергей Сергеев: "Проблема с качеством на повышенной скорости пока остается?"
Сергей Дробышев: "Я думаю, что она решится. Если есть проблема, то ее решают. В общем-то, они очень хороши на переходах. Жесткокрылы летят ровно и ничто не может свернуть их с курса, в отличие от дельтапланов, которых в турбулентность может развернуть на 180o".

Сергей Сергеев: "Давай вернемся к тем соревнованиям, которые ты выиграл - Чемпионату Украины. Как ты оцениваешь прошедшие соревнования по результативности, по уровню участников?"
Сергей Дробышев: "Во-первых, заметно, что общий уровень мастерства пилотов растет".

Сергей Сергеев: "А количество падает?"
Сергей Дробышев: "Да, это во-вторых... Количество падает. Это может быть связано с тем, что техника сейчас достаточно качественная, следовательно, дорогая и не такая доступная как раньше. Уровень жизни опять же не сильно вырос. По-видимому, все вместе и сокращает количество хорошо летающих пилотов. Видно, что люди довольно легко и уверенно уходят от склона, это приятно радует. Что касается упражнений, то я бы не делал таких вот полетов по ветру, так как лететь чисто по ветру достаточно просто. Из всех упражнений, которые там были, мне понравился полет с боковым ветром. Он был самым сложным и самым напряженным! Весь полет был на небольшой высоте, пришлось поработать. Все остальные - это было уже не то..."

Сергей Сергеев: "Чемпионат Украины ты выиграл достаточно легко или все-таки кто-то наступал тебе на пятки?"
Сергей Дробышев: "Нельзя сказать, что легко. Судак был серьезным соперником. Было много достаточно хороших пилотов, которые по разным причинам не показали результатов. Нет, не просто. Выигрыш - отчасти это везение, я так понимаю. С утра не всегда можно было спрогнозировать погоду и для подготовки к полету порой было слишком мало времени. Но, в общем, я очень доволен победой! До этого я часто бывал в призерах и ни разу не выигрывал Чемпионат Украины".

Сергей Сергеев: "Ну, а если бы на Чемпионате был Бондарчук, ты бы смог составить ему конкуренцию?"
Сергей Дробышев:"А почему бы и нет? На прошлом Чемпионате я два дня лидировал, пытался конкурировать с Олегом. Конечно, с Олегом тягаться тяжело. Но иногда везет, удается его облететь. Можно даже полидировать пару дней (смеется). Я пилот настроения и когда начинает везти, то и с Олегом можно посоревноваться".

Сергей Сергеев: "Кстати, о маршрутных полетах - ты помнишь свой первый маршрутный полет? Где, когда он был?"
Сергей Дробышев: "Первым маршрутным полетом наверное можно считать полет, который мы сделали в Узбекистане на сборах сборной МАИ. Маршрут был маленький - 8 км. Там было полтора набора. Один полноценный набор, потом еще чуть поднабрал и - долет. Были какие-то "большие" полеты на Юце. Мы "утюгами" пробивались против ветра почти до Золотого Кургана, что было большим достижением для нас. Но это благодаря уникальным метеоусловиям, собственно маршрутных полетов практически не было. Маршрутные полеты начались уже на Украине".

Сергей Сергеев: "Был ли у тебя самый запоминающийся полет, который помнишь и забыть долго не можешь?"
Сергей Дробышев: "Очень хорошо помню полет в Ямполе, когда я пролетел 132 км. Это был очень интересный полет, и я до сих пор помню его достаточно подробно. Это был мой самый первый полет за 100 км, и вообще, он был достаточно тяжелым, я неоднократно должен был сесть, но выкручивался как-то каждый раз, продолжая полет. Сел за Дубоссарами. В принципе, мог лететь и дальше. Бондарчук в тот день долетел до Григориополя - 144 км. За Дубоссарами у меня было достаточно высоты, но я побоялся виноградников, которые были впереди. Сел перед виноградниками. Очень интересный был полет".

Сергей Сергеев:"Где больше всего понравилось летать?"
Сергей Дробышев: "В Белоканах. Очень жалко, что сейчас мы не имеем возможности там соревноваться".

Сергей Сергеев: "А дельтапланы запомнившиеся были?"
Сергей Дробышев: ""СЛ" - мой чемпионский аппарат. На нем я стал последним чемпионом Советского Союза. Сезон, когда я летал на этом дельтаплане, для меня был очень хорошим, я был третьим на Открытом Чемпионате Украины, вторым на Кубке Союза и первым на Чемпионате Союза. В мужском зачете на женском Чемпионате Союза в Алма-Ате я тоже был первым. Это был чемпионский аппарат и летал он хорошо. Замечательный был аппарат. Наверное, его можно назвать классическим спортивным аппаратом - к нему не было никаких претензий".

Сергей Сергеев: "Какие пилоты и за какие качества тебе симпатичны?"
Сергей Дробышев: "Мне нравятся многие пилоты. Нравятся пилоты, которые всегда хотят летать и готовы летать всегда, и готовы бороться. Желательно, что бы они были приятны в общении. Я часто оцениваю пилотов не только по их летным качествам, но и потому, как они ведут себя в жизни. Мне нравятся хорошие люди, особенно когда они хорошие пилоты".

Сергей Сергеев: "Некоторые классифицируют пилотов на логиков и интуитов, к какому типу ты себя относишь?"
Сергей Дробышев: "Я не могу себя классифицировать. Я пилот настроения. Есть настроение - у меня получается все. Нет настроения - то ничего не получается. А в воздухе есть и логика, и интуиция".

Сергей Сергеев: "Как ты оцениваешь ситуацию на Украине с дельтапланеризмом? Есть будущее у этого вида спорта или он сколлапсирует, станет элитным спортом для 20 - 30 человек?"
Сергей Дробышев: "Недавно в Киеве проводился "Чайник-99" (см. стр. 10-12 - прим. редакции). Я, правда, не посетил его, хотя хотел там быть. Говорят, что есть хорошие молодые парни, которые умеют и хотят летать. Думаю, что пока такие ребята есть - еще ничего не потеряно".

Сергей Сергеев: "Кроме полетов и работы ты еще чем-то увлекаешься? Хобби есть какое-нибудь?"
Сергей Дробышев: "Наверное, нет".

Сергей Сергеев: "Хобби плавно переросло в работу?"
Сергей Дробышев: "Да. Выхода другого у нас нет".

Сергей Сергеев: "Как ты оцениваешь наш бюллетень "Небо для всех""?
Сергей Дробышев: "Трудно сказать. Я большинство материалов читаю одновременно с его редакторами и поэтому, когда беру его в руки, то вижу, что это уже читал и это читал. В принципе, это полезная затея. Мне тяжело объективно судить, потому что вся свежая информация до нас доходит в первую очередь, а вот для многих людей, которые находятся где-то в другом месте или не имеют самостоятельного доступа к такой информации, думаю, это очень полезно. Но даже при всей своей осведомленности, у вас часто появляются материалы, которые я сам с удовольствием читаю".

Сергей Сергеев: "Что бы ты хотел пожелать читателям нашего бюллетеня?"
Сергей Дробышев: "Чтобы все продолжали хотеть летать, хотели познать что-то новое. Чтобы у всех жизнь была интереснее и веселее!"

Интервью записал С.Сергеев

Обновлено 23.09.2010 11:58
 

Федерация СЛА

Фотогалерея

Знаете ли Вы, что...

Перед выполнением маневра рекомендуется посмотреть в сторону поворота, чтобы не услышать о себе и своих предках много интересного

Кто здесь?

Сейчас 104 гостей онлайн

Где я?

Главная страница Будем знакомы Интервью с Чемпионом Украины по дельтапланерному спорту 1999 года Сергеем Дробышевым

Статистика

Просмотры материалов : 1287665